18-летнего калининградца наказали за митинг с участием двух 17-летних девушек — МК

18-летнего калининградца наказали за митинг с участием двух 17-летних девушек

Алексей Меринов.

Начало положено.

Правда, как часто бывает, первый блин вышел комом. И ком настолько горелый-непропеченный, что встает поперек горла.

Закон о запрете вовлекать несовершеннолетних — безусловно нужный и правильный. Подростков нельзя втягивать в политику. Нельзя их использовать в качестве боевого авангарда на митингах, обещая, что ничего им за это не будет. Но в Калининграде его применили не по делу и не по адресу.

Вовлечение несовершеннолетних вменили 18-летнему Ивану Лузину, который фотографировался на городской площади с плакатами против пыток вместе с 17-летними приятельницами, по сути ровесницами.

Закон направлен против взрослых, матерых циников, которые целенаправленно отлавливают в свои сети романтических подростков, чтоб использовать в политической борьбе и подставлять под удар. Но в данном случае его повернули фактически против того же подростка, который стал совершеннолетним всего несколько месяцев назад и никак не мог успеть превратиться за эти месяцы в подлеца и матерого циника.

Это первая причина, по которой «калининградский блин» вышел комом.

Вторая причина – еще более очевидная.

Статья 20.2 пункт 1.1. Кодекса об административных правонарушениях, которую опробовал на Лузине Калининградский районный суд, запрещает вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования.

Но ни Иван, ни девушки митинга не устраивали и пикета не проводили. Они просто фотографировались.

Как сами они объяснили в полиции, у них была фотосессия.

Несанкционированную фотосессию статья 20.2 не запрещает.

В ФЗ N54 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» дается определение политическим акциям, но фотосессий и там нет.

Тем не менее по решению Калининградского суда фотографирование превратилось в несанкционированная акцию.

Судью, очевидно, смутили плакаты, с которыми снимались молодые люди: «Избит в отделении. Александр Оршулевич» и «Пытка током. Виктор Филинков».

фото: Соцсети

Оршулевич и Филинков — студенты. Сейчас они под следствием по политическим делам. Но плакаты, с которыми фотографировались Лузин и девушки, по своему содержанию не являются политическими. Они, во-первых, информационные: доводят до общественности сведения о незаконных методах обращения с заключенными. И, во-вторых, правозащитные: требуют соблюдения прав человека.

Одна из девушек в полиции заявила, что фотографировалась с плакатом, потому что не приемлет пытки. И ее не нужно было к этому побуждать и вовлекать, потому что это ее собственное убеждение.

Трудно усомниться в ее искренности. А что, кто-то приемлет пытки? И нужно обязательно прожить 18 лет, чтоб об этом открыто заявить? А раньше нельзя?

Это третья причина, по которой блин вышел комом.

Молодым людям вменили в вину попытку обратить внимание общества на незаконные действия правоохранителей.

Они не призывали к антизаконным действиям – смене режима, революции, перевороту. Они выступили за соблюдение закона. Правильно на самом деле выступили. Как сознательные, ответственные граждане своей страны.

А их – за шкирку.

Несовершеннолетние? Ага, тут как раз для вас новый закончик: вовлечение в несанкционированные акции.

При том, что и акции не было, и вовлечения не было, и совершеннолетие-несовершеннолетие очень относительное.

Завершить наш разбор блинов поэтому нужно, наверно, обращением к правоохранителям.

Уважаемые господа правоохранители.

Хорош тренироваться на детях.

Применяйте закон к тем, против кого он направлен. И будет вам счастье.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.