Дотянуться до Ильича | Сергей Варивода | Ежедневник

Сергей Варивода:Дотянуться до Ильича

Дотянуться до Ильича

Давно не припомню столь нервной экспедиции. И хотя каждый раз морально настраиваешься на «отдых» в зоне повышенного риска, но как-то всегда проносило стороной.

В Кыргызстане все было не так. Не успели заехать в Базовый лагерь (3600м), как по лагерю поползли слухи, что на 6700м лежит иностранец. Открытый перелом и отек. Снимать тело, понятное дело, никто не собирается. То есть это пока никому не нужно. Обычная суровая правда высокогорья.

Дальше – больше. Двое из нашего лагеря перестали выходить на связь. Бывает. Это горы. Особых волнений нет, потому что один из них Семен Дворниченко из Киргизии. Это не просто альпинист со 100%-ым результатом восхождения на вершину. Это местный Бог, неоднократный победитель забегов на вершину Lenin Race.

 Но время ползет, а связи с ребятами все нет. Потихоньку все в лагере осознают, что связи с Семеном Дворниченко и Натальей Чионовой из России уже не будет. Следы огромной лавины между третьим и вторым (лагерями – прим. автора). Кажется, что это невозможно. Один из самых простых участков. После прохождения ледника и забега на «сковородке» — это просто отдых.

В очередной раз понимаешь, что Гора не прощает ошибок. А была ли ошибка? Как знать. Никто уже не ответит. Да и не мне судить. Был снегопад. И был туман. Делаем выводы.

Нудную подготовку организма к высоте, называемую акклиматизация, оставим за пределами бумажного листа. Неинтересно и нудно.

2 августа покидаем лагерь 1 (4400м) и уходим в лагерь 2 (5400м). Через ледник. Вот это уже другое дело. Кураж, страх и адреналин. У каждого свое и в разной пропорции.

Ледник впечатляет. Пока не по Высоцкому: «шаг ступил на ледник – и сник», но драйва добавляет.

Ледник уже не тот. Глобальное потепление делает свое дело. Да и нынешний сезон жарковат. Совсем, как в Беларуси.

Все трещины повылазили на морщинистую поверхность ледника. Кое-где перепрыгиваем. Кое-где уже лестницы.

Спустя шесть часов подъема вылазим на «сковородку». Знаменитое место. Видимо, потому что печальное. Об этом я уже писал. Повторяться не стоит.

«Сковородка» хрустит под тяжестью ледовой массы, сползает вниз и ломается. Трещины разбегаются по всей поверхности «донышка». Альпинисты, пытаясь их обойти, все выше лезут на склон. Под лавины. Приятно прогуляться по тропе, тут и там прорезанной следами лавинных языков.

Но это ведь — до нас. Это же не с нами. Это было на прошлой неделе. В восемь, девять и одиннадцать утра. А сейчас всего десять. Жалко, что график схода лавин нигде не вывешен.

Бежим со всех испуганных сил. То есть ползем, вывалив язык на плечо. Нет, плечо занято лямкой тяжеленного рюкзака. Язык вывален, как у гончей собаки. Дыхание сто раз в минуту. Или двести. Я не считал. Мы бежим «сковородку». То есть ползем, едва передвигая ноги. Главное, без остановки.

Лагерь 2. После жуткой истории с его гибелью, лагерь загнали в «неудобицу». Места нет совсем. Вырубаем жизненное пространство в скале, во льду. Плюхнули палатку. Можно расслабиться.

Выход «до ветру» впечатляет. Узкая «полка» с видом на бездну. Уже ничего не хочется.

3 августа поднимаемся в лагерь 3 (6100м). Метров двести в сторону – и мы на вершине Раздельная (6148м). На всякий случай растягиваем флаги, как знать, что дальше будет.

По рации подтверждают прогноз. Два дня хорошей погоды, потом беспросветно. По графику акклиматизации положено вниз, в «зеленую зону», на отдых. А тут на тебе – погода.

Кое-кто уже здесь бывал и погоды так и не дождался. Рискнем. Пару человек вверх, остальные, как и положено, вниз.

5 августа удивительно тепло и безветренно. Просто уникальный шанс «дотянуться до Ильича». И уже в 13.00 Андрей Аноп обнимает бюст вождя мирового пролетариата. Член ВЛКСМ, между прочим. Все, как я и обещал.

Могу успокоить бывалых. Ильич в порядке. Да и местные власти вроде подуспокоились в вопросе переименования горной вершины. То есть Ленин жил, жив и будет жить на горной вершине памирского семитысячника.

И международный люд как ходил к нему толпами на поклон, так и будет ходить. Особенно, если у подножия Горы, кроме квадракоптера появится еще и вертолет. Все-таки лежащему высоко в горах альпинисту иногда хочется, чтобы за ним кто-нибудь прилетел.

А пока мы спускаемся вниз, напевая старую детскую песенку «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете…». Гору ждут несколько суровых, снежных дней. Этих дней в резерве у нас уже нет. Пора на самолет. Домой. Туда, где нас ждут. И не понимают. Не понимают — зачем?!

А знаете, нам нравится этот мир. Там правды больше. Хотя, иногда и горькой. Я там, как в детстве, искренне во все верю. Даже в прогнозы погоды.

Кто-то грубо снизу рявкнул. Задумался, не выпустил партнера по связке через трещину. Хватит мечтать. Сказка из Поднебесья заканчивается. Пора спускаться на землю. Туда, где нас любят, верят и ждут. Не все, конечно.

Будем снова карабкаться по жизни, порою врать, лебезить и «раскидывать понты». Чтобы потом опять уйти из городских джунглей в ледяной, суровой, чистый мир Поднебесья. Душой отдохнуть, о главном помечтать, друзей обрести.

Ош – Минск, 27 июля – 7 августа.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.