Любви больше нет. Но есть что-то получше! | Ежедневник

Любви больше нет. Но есть что-то получше!

Любви больше нет. Но есть что-то получше!

фото: hiero.ru

Да и в 20-ом с ней всё было уже не очень. Где-то в конце 19-ого еще было чуть-чуть, но и то, если вы какие-нибудь там аристократы, а у нормальных людей на неё просто не было времени и сил.

Любовь – это, в принципе, коротенький период, когда в самом начале эпохи модерна человек решил, что его индивидуальность может, и должна, проявляться в некий возвышенных романтических чувствах. Первые поэты романтики. Лорд Байрон. Перси Шелли. Джон Китс. Потом полвека-век аристократы вздыхали под их влиянием и всё!

Звучит как-то неправдоподобно. Мы привыкли считать, что любовь была всегда. А как же средние века? Как же рыцари и дамы сердца? Ссори, но доминирующая любовная линия в контексте средневековья стала прорезаться только в девятнадцатом веке. Исторический роман Вальтера Скотта сделал это трендом, а дальше пошло-поехало. Love is in the air. И вот мы сидим за школьной партой и изучаем, что там у Маши с Гринёвым. Изучаем их любовь! А могли бы и не изучать, потому что, конечно же, на самом деле её и не было. Делать им больше нечего было, чем посреди восстания Пугачева маяться в любви и тоске.

Любовь, как индивидуальное переживание – это достаточно требовательная история. Особенно этот трагизм, эта возвышенность чувств. На это нужно тратить время, ресурсы, эмоции. И большую часть нашей истории у человека этого времени и этих ресурсов – не было. Любовь была не каким-то переживанием внутри человека, не персональными «бабочками», которые порхают в животе, а любили то, что олицетворяло и определяло жизнь вокруг человека. Любили семью. Причем такую широкую традиционную семью, где собственные дети перемешивались с чужими. Жены, тоже переходили по наследству. Старший брат погиб на войне – окей, младший берет под опеку его семью. Или любовь назначали родители, когда в малолетстве определяли будущий союз. Любили Бога. Ну, тут все понятно. Или будешь любить, или сгоришь в адском пламени. Выбора особо не было. Еще любили родину. Априори. Как данность. Как установку.

Человек до эпохи модерна и романтизма не ассоциировал себя с личными переживаниями. От слова совсем. Любовь, как свобода чувств, как личное устремление – это всё надо заслужить. Заработать! В прямом смысле слова. Либо страдать от неразделенных чувств и желаний, либо идти в поле и собирать пшеницу. Второе более актуально, потому что есть хочется каждый день. Да и крыша над головой не помешает. А значит брак и «любовный» союз должен быть выгоден для тех, кто этой крышей владеет – для старшего родительского поколения. Они и определяли с кем у их детей будет «любовь до гроба».

Всё начало меняться только в конце девятнадцатого века. С одной стороны, выросло поколение романтиков-аристократов, которые так начитались возвышенной поэзии и прозы, что ушли еще дальше и начался символизм, спиритизм и вот это всё. Потому что раз внутри человека такая вселенная чувств, то за его пределами, туда где потусторонние миры и космические дали, там же еще больше! И это всё вплоть до середины двадцатого века будет витать среди самых «возвышенных и пресвященных». Например, весь американский абстрактный экспрессионизм от Поллока до Ротко пропитан идеями теософии, эзотерики и космизма.  

С другой стороны, индустриализация и урбанизация создает новый тип союза – нуклеарную семью. Это когда папа+мама+ребенок. И они одни в большом меняющемся городе. Им уже не нужно действовать по указке старших, им не нужно растрачивать ресурсы на «широкую семью» с кучей родственников. Они сами по себе и только для себя. И в партнеры можно выбирать кого-угодно. Любить. Проявлять свою индивидуальность.

Звучит классно? Нет. Сейчас уберите от экранов всех, у кого нервный тик на слово «феминизм», а то им будет больно. Итак, к сожалению,возможность проявлять свою индивидуальность досталась только одному полу. Угадайте какому? Именно он доминировал. Он дискриминировал. Он унижал и делал жизнь внутри союзов невыносимой. Серьезно. Вся жесть началась в конце 19 — начале 20 века. Женщина в городской среде молодого индустриального общества – это бесправное узурпируемое существо. Полная зависимость от мужчины. Минимальный рынок труда. Полная растерянность перед вызовами нового мира. Полурабыни. Какая тут любовь?

Так что же нас хоть немного объединяет? Есть хоть какая-то надежда? Дальше только хорошие новости. Можете вставать и размять позвоночник. То, что нас объединяет и всегда объединяло: мо-но-га-мия. Мы обожаем её. Всегда приятно думать, что кто-то будет с тобой навсегда. Держать тебя за руку, когда тебе плохо. Смотреть тебе в глаза, когда хорошо. Но главное семья, дети. Мы можем быть уверены, что человек пройдет с нами весь путь. Мы будем вместе воспитывать и поддерживать детей. Затем внуков. Вместе встречать невзгоды старости. И однажды умрем в один день. Приятнейшее из чувств. Ощущение поддержки другого человека, вера в то, что он готов разделить с тобой свою жизнь – это невероятное ощущение. Космос.

Но. Всегда есть это «но», поэтому, если вы встали, лучше подержитесь за что-нибудь, сейчас немного заштормит. Но… любовь только мешает моногамии!

Жуть. Что он несет? Как самое светлое из чувств может навредить? Любовь = моногамия. Это то, что склеивает. Это то, что питает каждый день! Без любви невозможно построить семью и прочный союз.

Вот весь этот бред туда, к романтикам из девятнадцатого века, которым делать было нечего, кроме как искать внутри себя потаенные уголки для чувств. Хотя чувств у нас действительно много, но большая часть из них абсолютно биологические. Мы просто животные и это в нас главное (это уже контрольный, если вы еще остались живы).  

Нам хочется поесть, поласкаться, пожить в тепле и комфорте, в безопасности и с минимальными рисками вырастить потомство. Всё. И в 21 веке мы так и живем. Если отбросить поросшие мхом пуританские загоны про низменность и животность подобных чувств, то это и есть 21 век. Гедонизм из ве нью секси.

Так раз нет любви, то что осталось? И может быть важнее, чем любовь? Бы-то-ву-ха. Да, вы верно прочитали. Бытовуха важнее, чем любовь. Поход в ИКЕЮ. Поход в ресторан. Отдых на выходных. Приготовить вкусный ужин на уютной кухне. Прилечь вечером всей семьей на комфортный диван и посмотреть дурацкое шоу по ТВ. Или сериальчик со своим партнером. Бокальчик вина и под пледик пообниматься, прикасаясь к её (или его, таков вариант тоже норм) гладкой коже, ухоженной массой косметический средств.

Да, мы растеряли возвышенность чувств! Да, все заходы на вечную любовь звучат пошло и абсурдно во времена, когда каждый третий союз распадается. Но, и на этот раз это хорошее «но», мы стали ближе к другу другу! Никогда еще в нашей истории мы стольким не делились с другим человеком. Никогда в нашей истории мы столько не переживали с другим человеком! То, что мы сейчас называем «мелочью»: свидание в ресторане, поход в кино, отпуск на двоих, пожить вместе пару месяцев. Всё это недостижимое для романтиков прошлых эпох. Они так любили «на словах», потому что ничего иного и не было. Они так «наполняли смыслом каждую минуту, каждый взгляд» искали какие-то потайные уголки души и сердца, потому что два месяца в дороге, полгода разлуки, где только письмо раз в неделю. Они были ограниченны в любви! А мы нет.

Чувств не стало меньше, они не стали менее глубокими. Наоборот, они насыщенные как никогда. И в этой бытовухе, которую мы отчего-то клеймим (хотя «мы» – это просто поколение постсовеского общества, где с бытовыми условиями все было не очень), и есть весь смысл индивидуальности 21 века. Через выбор в ИКЕЕ, через одежду масс-маркета, через айфоны, машины, путевки на отдых, кухни ресторанов — мы формируем нашу индивидуальность. Это наши маркеры. Наша мозаика. Это наш способ быть непохожим, оставаясь частью большого мира. Наш пазл, который мы выставляем на проверку другим. И если он подходит, если сочетаются эти рестораны, икеи, отдыхи – то это неплохой шанс на долгий и прочный союз. Это будет питать отношения и наполнять их чувствами и эмоциями. Положительными. Каждый день. Эту будут не слова, а действия. Мгновенный фидбек на каждый поход в кино, каждую совместную вечеринку, каждый общий день в вашем доме.

Это и есть любовь и 21 века. Сосуществование, ради потребления. И если вы еще не осознали это, то самое время оглянуться вокруг и посмотреть, а что мы сегодня празднуем и как? Ответ будет очевиден.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.