Верховный суд поставил точку в споре о ввозе украинских автомобилей | Сергей Варивода | Ежедневник

Сергей Варивода:Верховный суд поставил точку в споре о ввозе украинских автомобилей

Верховный суд поставил точку в споре о ввозе украинских автомобилей

Собственно говоря, ввоз легковых автомобилей, произведенных ПАО «Запорожский автомобильный завод» из китайских машинокомплектов, был приостановлен еще в июне 2014 года, как реакция импортера на требование Минской региональной таможни о внесении обеспечительных таможенных платежей за поступившую очередную партию автомобилей.

Тогда же прошло первое совещание на площадке Министерства иностранных дел с участием советника по торгово-экономическим вопросам посольства Украины с целью урегулирования конфликта.

Основанием для сомнений таможни в обоснованности выдачи на автомобили сертификатов происхождения СТ-1 послужили полученные от украинской стороны документы, подтверждающие соблюдение критерия достаточной переработки товара в СНГ. Почему вопрос о доначислении таможенных пошлин не был разрешен по существу уже тогда, остается загадкой. Пеня продолжала «капать».

Спустя несколько лет, когда казалось бы конфликт был исчерпан и забыт, таможня «пришла за деньгами» к импортеру. 17 ноября 2017 года Минской региональной таможней было вынесено решение о доначислении налогов, пошлин, пеней на общую сумму около 300 000 рублей.

Украинская сторона решение белорусской таможни не признала, сертификаты происхождения аннулировать отказалась, что лишило белорусского импортера даже гипотетической возможности взыскать убытки с виновной стороны. Невиновность же самого импортера никто, собственно говоря, и не оспаривал, однако взыскать таможенные платежи можно лишь с декларанта.

Итак, в этом раскладе средства оказались изъяты из бюджета белорусского субъекта хозяйствования в пользу бюджета Таможенного союза при наличии виновной стороны на территории Украины.

Впрочем, белорусская таможня старательно избегает указания на виновность резидентов Украины в официальной переписке, но ведь если совершено правонарушение, кто-то же виноват? Или, как в басне Крылова, «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»?

Импортер частично оспорил решение Минской региональной таможни в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций. Частично потому, что в принципе трудно доказывать локализацию производства на автомобильном заводе чужой страны, будучи автодилером этой страны и без возможности получения доступа к документам производителя.

Еще на этапе проверки в соответствии с п.6 требования Минской региональной таможни импортер предоставил отдельные «сведения, подтверждающие выполнения критерия происхождения товаров».

МРТ их приняла и даже сослалась в Акте проверки субъекта хозяйствования. Но уже в решении по этому Акту проверки изменила свою позицию, так как документы автодилер предоставил непосредственно, а не через «уполномоченный орган Украины» (!).

Вот этот аспект решения таможни и пытался в суде оспорить импортер. Очевидно, что импортер не имеет ни технической возможности, ни правовой обязанности проверить обоснованность выдачи СТ-1 торгово-промышленной палатой другой страны на основании заявления и документов автопроизводителя. Еще более очевидно, что резидент Беларуси не имеет возможности предоставить документы для проверки белорусскому контрольно-надзорному органу через Государственную фискальную службу Украины. Импортер исполнил буквально предписание таможни, в котором ни слова о порядке предоставления истребованных документов.

Собственно говоря, по своей сути спор ведется вокруг подтверждения цены импортированных автомобилей. Казалось бы, цена уплачена на основании контракта безналичным переводом и очевидна. Ее размер никто не оспаривает. Но о том, что цена именно такая, должно быть написано на «бумажке», которая должна поступить через ГФС Украины. Пародия в духе комедийного фильма: «Суслика видишь? Вот и я не вижу. А он есть…».

Позиция таможни понятна: так написано в законодательстве, точнее в Правилах определения страны происхождения товаров в СНГ от 2009 года. Белое признаем белым, только если поступит в конверте ГФС Украины, а пока — черное. Поэтому платите.

И заплатили. Жаль, что в бюджет страны поступило лишь 4,56% от суммы таможенной пошлины и пеней на таможенную пошлину, а остальное ушло «друзьям» по Союзу. При этом бюджет потерял и налог на прибыль по ставке 18% на сумму пошлины.  Кстати, таможенные службы иных государств-участников Таможенного союза, в том числе Российской Федерации, не стали аннулировать СТ-1 на аналогичные автомобили производства ПАО «ЗАЗ». Так что, к сожалению, ответный «бонус» в наш бюджет от россиян не поступит.

А что касается дальнейшей судьбы легковых автомобилей ЗАЗ и китайских марок, собиравшихся на ЗАЗ, то после прекращения поставок в нашу страну белорусские граждане их ввозили с территории Российской Федерации.

Я вот что думаю. Каков уровень локализации у автопроизводителей достоверно не знает никто. Евразийская экономическая комиссия даже стыдливо заблокировала доступ к «Реестру юридических лиц, осуществляющих производство моторных транспортных средств, как это определено понятием «промышленная сборка»».

Если считать совсем по-простому, то для определения происхождения таможенную стоимость всех импортных комплектующих и материалов, использованных в производстве автомобиля, необходимо поделить на экспортную цену (без НДС). И не имеет значения, ввезены эти комплектующие самим автопроизводителем или третьим лицом. Так гласит решение Высшего Евразийского экономического совета от 29 мая 2014 года № 72 (для автопроизводителей ЕАЭС, применяющих режим промышленной сборки).

Для доступа на рынки в рамках СНГ вышеуказанными Правилами предусмотрена преференция в части учета импортных комплектующих двигателя в составе национальной составляющей, если в отпускной цене двигателя импорт не превышает 50%.

И споров на тему локализации автомобильного производства на рынке ЕАЭС и СНГ еще будет великое множество. Однако бесспорно одно. Если по формальному признаку: «не пришло в нужном конверте» — принимается разрушающее белорусское предприятие решение, несмотря на п.9.1. Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 г. ”О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь“ (толкование неясности, нечеткости предписаний в пользу субъекта хозяйствования), то о какой благоприятной бизнес-среде в стране можно говорить?

Вызывает лишь разочарование, что на позиции формального прочтения нормативно-правовых актов, причем явно по своему уровню уступающим Директиве Главы государства, стоят и суды. При этом, правда, старательно избегая сути спора. В постановлении Верховного суда вы не найдете ни слова об оценке доводов импортера, изложенных в этой статье. А именно они и были изложены в кассационной жалобе.

Ну что же, попробуем написать еще раз.

Для импортера, который волею судьбы случайно на пару лет оказался автодилером в ненужное время в ненужном месте, и за 28 лет работы на рынке в сфере производственных услуг неоднократно признавался лауреатом всевозможных конкурсов, в том числе Указом Президента от 5 декабря 2013 г. №549, — это вопрос продолжения хозяйственной деятельности после изъятия трети чистых активов.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.