Я получаю удовольствие от того, что делаю хорошие вещи | Юрий Морозов | Ежедневник

Юрий Морозов:Я получаю удовольствие от того, что делаю хорошие вещи

Я получаю удовольствие от того, что делаю хорошие вещи

kyky.org

И он, пожалуй, на сегодняшний момент самый деятельный среди почетных консулов иностранных держав, аккредитованных в Беларуси. Вслед  за концертом мексиканских исполнителей классической музыки в Белгосфилармонии и бизнес-форумом, на который приехали пару десятков производителей текилы, мискаля и сальсы, бизнесмен за свой счет недавно организовал и провел  «мексиканскую» вечеринку в модном ресторане El Pushka. Прийти на нее и попробовать бесплатной текилы мог каждый желающий, а сам Юрий Морозов в духе  героев мексиканской революции Вильи и Сапаты публично вызвал на поединок по мексиканскому рестлингу мэра Минска Андрея Шорца.

Оговорившись сразу, что он не хотел бы по нескольким причинам затрагивать тему фармацевтического бизнеса, Юрий Морозов рассказал “Ежедневнику”, как и зачем он стал почетным консулом, почему “Мексика” , что дает и не дает эта должность, а также почему в Беларуси практически не разивается рынок street real estate и кто виноват в этом.            

-  В соцсетях до сих пор обсуждается ваша вечеринка в El Pushka… Какая все — таки была цель?  

- Мы приурочили ее к очередной дате заключения договора о сотрудничестве  городов-побратимов – Минска и Мериды.  Договор давний, еще советский, был подписан в 1979 году. Мне это интересно  и, как почетному консулу, важно поддерживать культурные и деловые связи, в том числе, и между городами. Мы попытались об этом напомнить, рассказать, что есть такая страна, с такими традициями, музыкой, напитками. Мы также подчеркнули, что в этом году исполняется еще и 25-летие установления дипотношений  между Беларусью и Мексикой.

Мне понравилась идея пригласить всех жителей города послушать мексиканскую музыку, попробовать текилу. На данном этапе это мне интересно. Не знаю, как будет завтра, но  я получаю удовольствие от того, что делаю хорошие вещи.

- А зачем вам должность почетного консула?

- Должность, в общем-то, мне не важна и, может быть, и не нужна. Просто мне интересно быть полезным своей стране, людям. Я чувствую в себе этот потенциал.  

- То есть, по отношению к бизнесу она бесполезна?  

- На сегодняшний день, да. Может быть, в перспективе что-то появится и здесь. У нас есть контракты и проекты, но они реализуются между Россией и Мексикой.

- Ваш партнер и главный акционер  «Белфарма» Андрей Щебров является почетным консулом Перу. Это такая корпоративная идея  – представлять страны Латинской Америки? 

- Нет, конечно. Такой традиции нет. Мы по-разному получили назначения. У меня связи с Мексикой тянутся еще с депутатских времен. Пока я был депутатом (прим. ред. — в 2000-2004 гг.), я участвовал практически во всех международных контактах Палаты представителей. Ездил на различные форумы, и с тех пор остались хорошие и даже близкие контакты, в том числе, в Мексике, Нигерии, Германии, Франции, США.

- Почему тогда не Нигерия, например, а Мексика?  

- Наверное, в Мексике  самые хорошие отношения. Плюс ко всему, у меня имеются партнеры в России, у которых есть мексиканские контракты.

В конце концов, они предложили должность сами. Я же не ходил к ним: «Давайте, я буду почетным консулом». Мне изначально предлагали также консульство от Никарагуа и Парагвая – так сложилось, что я вдруг стал востребован в этой должности. Стремления особого не было, потому что понимал, что это за свой счет, это мое время, возможности. А что взамен?

- Тем не менее, вы уже полтора года как почетный консул. Можно подвести итоги?

- C точки зрения представления страны назначения,  с точки зрения популяризации Мексики у нас и каких — то знаковых мероприятий, мы сделали определенный задел. Мы организовали фотовыставку о Мексике на всех испаноязычных факультетах страны. Мы помогли организовать в Белгосфилармонии концерт мексиканских исполнителей классической музыки. В апреле этого года в Минске прошел бизнес-форум с участием около 15 крупных производителей сельскохозяйственной продукции. Я знаю, что по алкогольной продукции было заключено несколько контрактов. Это — прямые поставки текилы, сейчас проходит процесс сертификации мискаля. Большой интерес проявили наши компании из HoReCa по поставкам соусов, некоторых других продуктов, которые пока не присутствуют на нашем рынке. Ко мне обращались за контактами «Белкоммунмаш», «Белшина». Несколько мексиканцев мы выручили «из плена», когда они оказались в Беларуси без визы. Пришлось подключаться, чтобы они отделались штрафом и получили визы на выезд. Помогали пограничникам в выяснении обстоятельств получения кубинскими нелегальными мигрантами мексиканских паспортов.

Работа, на самом деле, приличная. Я больше скажу, не ожидал, что она будет в таком объеме. За свой счет я арендую офис, там каждый день находится секретарь, который отвечает на звонки и на почту…

- Не мешает новая должность бизнесу?   

- В «Белфарме» — я миноритарий и в последнее время особо не вмешиваюсь в дела. В недвижимости, в основном, у меня совместные проекты. Я стараюсь делать меньше сольных проектов, потому что не хочу быть занятым в них по 24 часа. Больше времени хочется тратить на семью.

- Ваш бизнес в недвижимости сосредоточен в таком сегменте как стритретейл. В последнее в нем появились новые игроки и, в первую очередь, компания известного ITизнесмена Виктора Прокопени, которая уже позиционирует себя как  «крупнейший частный собственник объектов формата street real estate в центре Минска». Насколько интересен этот сегмент и действительно ли он развивается?

- Это – очень сложный рынок. И я бы сказал, что сегодня идет не развитие, а удержание объектов на этом рынке. Игроки появляются, но что там делать? Сдавать в аренду? Или делать проекты самому? Для меня и для любого, кто работает с недвижимостью, очень важно место. Я не покупаю и не рассматриваю все, что плохо лежит. В моем понимании лучше переплатить за хорошее, чем не доплатить за плохое. Мы и в рамках «Белфарма» всегда считали, что лучше иметь объект с хорошей залоговой стоимостью, который в любой момент может быть перепрофилирован или просто продан. Если банк рассматривает конкретный объект в качестве залога без дисконта, то такой объект и мне интересен.

Я понимаю Прокопеню, у которого есть валовая выручка, прибыль,  и он должен выбирать, куда ее направить.  Недвижимость – это, может, и перспективнее, и лучше, чем получать какой-то процент годовых в банке. Но я знаю много примеров, когда мои знакомые приобретали объекты, а теперь они стоят не востребованные ни ими, ни арендаторами. И не просто стоят, а аккумулируют коммуналку, по ним платятся налоги. И продать их не могут. Недавно читал статью того же Прокопени: нужно на каком-то этапе принять и преодолеть себя – что купил когда-то за миллион, но тебе дают 700, нужно продавать, потому что завтра получишь уже только 500. Но наши люди будут до последнего держаться за них. Откройте сайты – некоторые объекты продаются по 5-6 лет. Человек считает, раз потратил за него столько — то, столько-то должен вернуть.

- То есть, наш менталитет – тормоз в развитии этого рынка?   

- Да, это, как правило, владельцы из “того поколения».

- Но это только одна из причин, которая таким образом влияет на рынок?

- Я полностью согласен, что недвижимость переоценена, ставки продажи и ставки аренды серьезно завышены. Стоит проехать по центру Минска, и увидите, сколько объектов продается и сдается. Уже много времени. 

- Ваше мнение: насколько переоценены они?

- Даже востребованные сегодня объекты могли бы стоить в два раз дешевле. Но их не покупает даже тот, кому они нужны – ждут, когда пойдет дисконтирование. Даже те люди, у которых есть интерес, есть лишние деньги и есть идеи, что там сделать, не хотят переплачивать.

- Политика государства на этом рынке тоже вряд ли может содействовать его развитию. Сроки аренды коммунальной собственности в Минске ограничены 1-3 годами…     

- Власти говорят, что не идут долгосрочные инвестиции, знаковые инвесторы. Но как они могут прийти? Вот мы сегодня рассматриваем проект с потенциальным инвестором. Но у нас  договор аренды недвижимости на 1-2-3 года, а он готов идти, как минимум на 5 лет с возможностью продолжить его. Тот же МФК или инвестиционный банк всегда оперируют этими сроками, они реально не понимают, что договор с вами продлят…

 — Так ведь могут и не продлить, как это было с вашей «Лакомкой». Вы продолжаете бороться или забыли уже?   

- Я пытался напомнить о себе – писал в администрацию, на имя главы государства. Мне отвечали, но ничего не происходит. Я продолжу эпопею обращений в суд – временной лаг  мне позволяет обжаловать решение городских властей.  

Я такой человек, что пока не использую все законные возможности и не упрусь в стену, не остановлюсь. Главное: я же ничего не нарушил!  У меня было первоочередное право на продолжение  арендных отношений. В письме о том, почему со мной не продлили отношение, они написали, потому что так захотели. «Исходя из наших интересов». Но они должны были объяснить. Налицо – откровенное попирание прав арендатора.

Тем более, если бы я был неправ, за меня никто бы не заступился. Есть ходатайства за меня и министра экономики, и министра торговли, и МИД, и замглавы администрации Снопкова. А Шорец принял решение не сдавать мне, а отдать «Коммунарке».      

- Вызов Шорца на поединок – это попытка доказать свой правоту в законных рамках?

- Я тренируюсь: )

- На этом фоне консульские обязанности рассказывать о привлекательности бизнес-климата в Беларуси выглядят, мягко говоря, двусмысленными…

- Это так. Но нашим детям жить здесь. Мы даем им возможность учиться и продолжить наше дело или, может быть, открыть свое. Мы хотим показать, наконец, что  мы – нормальные люди.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.