Забыть об империи: почему молодые украинцы не хотят дружить с Россией — МК

Забыть об империи: почему молодые украинцы не хотят дружить с Россией

фото: pixabay.com

Но все-таки сегодня во всех этих дискуссиях мы наблюдаем нечто новое: а именно, желание осознать нашу собственную вину за разрушение русского мира, за то, что Киев ушел от Москвы. На мой взгляд, в анализе причин утраты Украины все же не хватает самого главного — желания увидеть, что США добились своего не только в силу нашей традиционной русской беспечности, но и в силу того, что американцы сказали этим молодым украинцам именно то, что они и хотели услышать. Оказалось, что душа украинца на самом деле всегда была открыта к соблазнам когда-то утерянного ими Запада с его «вильнощью» и свободой. И с этим очевидным и неоспоримым мы в России никак не можем согласиться.

А ведь именно об этом писал, к примеру, Николай Ульянов, автор книги «Происхождение украинского сепаратизма» (Нью-Йорк, 1960 г.): сердцевиной украинскости как национального сознания является именно антирусскость, поскольку «эмбрион сепаратизма» сидел в украинской душе еще с XVII века, со времен Богдана Хмельницкого. И Николай Ульянов предупреждал, что не надо связывать причину происхождения этого «эмбриона антирусскости» с происками врагов России. Тарас Шевченко, отец современного украинского национального сознания, был полонофил, смотрел на Запад, боготворил Мицкевича не потому, что поляки платили ему злотые, а потому, что он мечтал об Украине, «вильной от России».

Еще в начале 1990-х, когда это сумасшествие с «суверенитетом РСФСР» только начиналось, было очевидно, что если УССР выйдет из СССР, то она никогда не будет прорусской, ибо «нэзалэжность» — она, прежде всего, от России, от угрозы новой Переяславской рады. А потому уже тогда было ясно, что как только Украина станет «нэзалэжной», она сделает своим другом главного врага России, который сможет защитить ее в случае желания российских верховных правителей вернуть Киев, мать городов русских, домой. В 1918 году Украина гетмана Скоропадского выбрала другом Германию, воюющую с Россией, а независимая Украина образца 1991 года, уже спустя несколько лет после обретения независимости, стала выстраивать доверительные отношения с США. Кстати, еще в начале 1990-х было очевидно, что героями новой Украины станут борцы за ее независимость от России: от гетманов Выговского, Мазепы, и до Степана Бандеры. А «русская весна» 2014 года добавила боль от утраты Крыма, от побед «бывших шахтеров и трактористов Донбасса». В соответствии с этой логикой все те, кто с оружием в руках боролся за независимость Украины и с царской, и с советской Россией, становятся национальными героями сегодня.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.